Поместить в избранное




Производство контрольные браслеты на руку купить заявка

Анонсы
  • Признать вменяемым. Повесть. >>>
  • Выставка "По следам Шагала" в Гомеле >>>
  • Книга Г. Подольской в Российской Государственной библиотеке искусств >>>
  • Книга Г. Подольской в Российской Государственной библиотеке искусств >>>
  • Роман Гершзон:"Искусство Израиля освящено великим Шагалом" >>>


Новости
Новая книга Галины Подольской "Современное израильское... >>>
В Витебске открылась выставка "По следам Шагала в... >>>
В Мадриде открылась крупнейшая выставка работ Марка... >>>
читать все новости


Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • Оливия де Росси (Нетания,...  >>>
  • Осенняя мелодия  >>>
  • «Отражения изнутри» Сигаль...  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • "Раскинулось море широко" - современное переложение песни >>>
  • Дэвид МакНил о своём детстве и своём отце Марке Шагале, о потолке парижской Оперы Гарнье и о сложных отношениях своего отца с Пикассо* >>>
  • Роман Гершзон "Юбилею Марка Шагала посвящается" >>>
  • Москва 2012. Художественный вояж >>>
  • Шагаловские вечера в Иерусалиме. 2012 >>>


Новости
Аркадий Барнабов приглашает на свою персональную... >>>
Шагаловские вечера в Иерусалиме. 2012 >>>
КОНКУРС на Бесплатное участие в Международном Фестивале... >>>
читать все новости


Роман Гершзон:"Искусство Израиля освящено великим Шагалом"

 

17 Май, 2012 at 2:44 PM 
Иерусалимский пресс-клуб                                 http://pressclub-jer.livejournal.com/12063.html 
                                                                                             http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4894
·           
                                                                                      
Роман Гершзон
Галина Подольская  и ее концепция современного израильского искусства с русскими корнями
Новая книга доктора филологии, академика ИНАРН - Израильской независимой академии развития наук - Галины Подольской «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями» стала значительным явлением в культурной жизни нашей страны.  Сама автор определила свою новую книгу как «попытку исследования «русской школы» изобразительного искусства Израиля в новом культурном пространстве через индивидуальности».
Книга  «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями»  - это сборник эссе, этюдов, зарисовок, очерков и статей о художниках — выходцах из стран бывшего Советского Союза, хроника последнего десятилетия их выставочной деятельности.
Во все времена лучшими пропагандистами изобразительного искусства были словесники: писатели, филологи и философы. Назовем лишь некоторых: О. Бальзак, Э. Золя, Г. Флобер, Б. Сандрар. Писатель объективнее относится к процессам, которые происходят вокруг него. Лучшие работы поэта и переводчика А.Эфроса – об изобразительном искусстве. Основателем Музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина в Москве был доктор римской словесности, профессор Иван Владимирович Цветаев.  Ныне одна из ведущих искусствоведов Музея имени Пушкина – Александра  Анисимова – кандидат филологических наук. Список этих пропагандистов искусства можно продолжать долго.
В Израиле к таким  исследователям можно отнести доктора филологии Галину Подольскую – современного писателя яркой индивидуальности, мыслящую масштабными явлениями в истории современного Израиля, прежде всего репатриации (ее роман-фантасмагория «Корабль эмигрантов», книга повестей и новелл «На жертвеннике»). В сфере исследования Галины Подольской оказались  мастера, знаковые для культуры нашей страны. Десятки ее героев сливаются в собирательный образ современной эпохи, для  произведений Галины Подольской характерны  эпический масштаб, психологизм, образный писательский язык. Доктор Подольская сумела  серьезно войти  в жизнь «русской» общины Израиля, проникнуться  психологическими проблемами репатриантов, желая найти выход из того внутреннего тупика, в котором оказывается творческий человек, попадающий на новую почву.
Герои последней книги Галины Подольской "Современное  израильское изобразительное искусство с русскими корнями"  - реальные представители современного изобразительного искусства  Израиля. Не случайно, помимо собственных эссе на русском языке, в английской части книги даны творческие биографии всех участников книги.
"Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями" – книга панорамная, аналитическая. Восемь десятков  имен,  которым посвящены эссе, зарисовки, этюды, очерки, статьи. Они выстраиваются в достоверную повесть нашего времени, рассказанную ярко и талантливо.
Книга вызвала не только многочисленные отзывы и споры, но и определенные вопросы. Автор книги "Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями" любезно согласилась ответить на наши вопросы.
       В первую очередь, г-жа Подольская, примите наши поздравления по поводу выхода в свет столь значительного произведения, как "Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями". Были ли подобные издания в нашей стране?
Спасибо за поздравления. Подобных изданий в Израиле пока не было. Это – первая книга такого рода.  Книги о еврейском искусстве и каталожные издания  в принципе  иные.
Существовала ли принципиальная позиция в отборе представленных имен?
Существовала, и серьезная.  Помимо вкусовых критериев есть и другие, такие как наличие работ художника в музеях изобразительного искусства,  в центрах культуры, посольствах, местах общественного обозрения. Участие художника в серьезных выставках, аукционах. Публикация работ в печатных изданиях. Все это в целом - показатели репрезентативности, существующие во всем мире. Кроме того, в книгу вошли  имена тех художников, которых я лично знала. Исключения составляют лишь те, кто уже ушел из жизни, - тогда информация о них поступала через близких им людей.
Когда я пишу, я всегда иду от художника, поэтому  в книге написано только о тех, чье творчество мне созвучно. Если творчество художника мне не созвучно, - это заведомо не тот материал, над которым я должна работать. Вот почему в книге представлены художники из той среды, в которой я вращаюсь, в которой живу, знаю истоки многих явлений, что воспринимаю и в чем разбираюсь.
Были ли какие-то особенности в отборе участников книги?
Естественно, я никогда не буду писать о тех, чье творчество не понимаю. Подобно тому, как существуют различные школы в искусстве и  литературоведении, существует такая же проблема и в искусствововедении. Для русской школы  искусствоведения в целом характерна фактографическая школа. Есть архивы, документы, каталоги, этапные работы – исследуй. Когда-то у меня была идея разобраться с документами художников, сданных ими или их родственниками в архив Объединения профессиональных художников Израиля. Частично просмотрела. И решила, что это не столь насущно для современной ситуации в Израиле. Просто в Израиле, как и на Западе, в целом к документу  относятся менее трепетно до тех пор, пока не составлена общая концепция. Главное – концепция, идея всего контекста.
В своей книге я пыталась преодолеть этот "конфликт". Помимо концептуальных аннотаций к статьям фактографическая сторона выделена отдельно и дана на английском языке (образование, выставки, наличие работ в музеях и галереях). Я считаю, что для русскоязычных художников, тем более для ныне живущих и работающих, это очень важно. В том случае, если статья о художнике публиковалась в каталоге, сопровождала выставку, имеется в качестве сопроводительной статьи в музее, ее перевод дается полностью. Концепция всей книги сформулирована мною во введении и заключении, и дана на английском языке.
Не только на английском языке, но и на иврите.
Совершенно верно. И на иврите. Иврит – государственный язык страны, и для читающего на иврите, если его интересует проблема современного израильского изобразительного искусства с русскими корнями, весьма полезно ознакомиться с моей концепцией.
А что дает эта концепция, если даже кому-то она не нравится?
          Такое тоже случается, что кому-то это не нравится. Важно, чтобы она будила сознание. В моем случае - это историко-культурная позиция, касающаяся истоков, этапов развития и места современного израильского изобразительного искусства  с  русскими корнями в нынешнем Израиле. Первая концепция не всегда  сразу становится общепринятой (на то она и первая). Важно, чтобы она способствовала продвижению культуры, стимулируя тех, кто не согласен с нею, искать новые пути.
Концепция - не сундук, в который можно запихать все. К примеру, зачем мне подробно останавливаться на группе художников группы "Левиафан"? Почему нет Гробмана? Зачем? Их работы разрушили бы зрительный ряд включенных мною художников. В итоге это повредило бы и тем и другим, внеся элемент суетности и непонимания того, что творю. Я априори человек иной среды. Есть другие искусствоведы. Работы на всех хватит.
Отдельная выставка – это знакомство и восприятие; издание каталога – это художественный отбор автором своих работ; подобного рода издание – это восприятие, отбор, опыт осмысления, попытка определения места в историко-культурном контексте.
            Я понимаю, что есть и обиженные.
Кто-то из художников  в свое время просто не пожелал дать свои работы для издания, поэтому их работ нет в книге и соблюдены тем самым их авторские права. Отдельным художникам, желавшим участвовать в издании, я отказала. Причины были разными. Прежде всего, недостаточный уровень художественности, вторичность. Тяжело отказывать, но такое бывало. Кто-то обратился слишком поздно, когда книга была уже сверстана, и по техническим причинам невозможно было их включить. А творческие люди нередко обидчивы.
Все представленные тексты в книге в разное время читались самими художниками и были восприняты ими. В библиографическом списке моих работ о художниках указаны исходные данные всех публикаций на страницах израильской прессы - их несопоставимо больше, чем в книге. Самое главное, что сами художники читали  мои материалы и оценивали их вполне адекватно. Например, художник А.Окунь в  благодарность за статью о его  и И. Губермана "Книге о вкусной и  здоровой жизни" подарил мне ее с шутливой дарственной надписью.
Все художники, вошедшие в книгу, на протяжении многих лет знали о существовании проекта и поддерживали его, предоставив свои работы для книги с таким названием. В книге расписаны авторские права каждого, в том числе и владельцев коллекций, разве это не поддержка концепции? А сколько художников вложили свои средства в издание книги! Разве это не народный проект, как когда-то возводили памятники и мосты на народные средства, потому что нужно было запомнить и донести до потомков то событие, которое стало этапным? Для меня – счастье знать, что художники, вошедшие в книгу, ощущают себя израильскими художниками, не отрекаясь от своих русских корней.
Ну а появление осмысленной концепции помогает понять, в каком состоянии находится современная культура, уловить направление движения; обнаруживает лакуны, которые нужно заполнить, способствует продвижению и развитию культуры.
            А насколько это нужно современному Израилю?
Очень нужно. Светская культура государства Израиль достаточно молода. Это культура репатриантского государства. Культура, формирующаяся из разных культур. В Израиле проживает более миллиона русскоязычных граждан.
Новое поколение молодежи, наши дети хорошо знают, что такое ТАНАХ, Холокост, но не знают, как созидали и продолжают созидать нашу страну выходцы из восточно-европейской диаспоры, созидают своим талантом. В этом знании – залог любви и уважения к стране и культуре.
По моей задумке книга "Современное израильское изобразительное искусство с русскими  корнями" будет выполнять познавательную и просветительскую функции, что в наше время весьма  актуально. Очень важно художественно жить в своем времени и быть при этом прагматиком будущего.
У вас все произведения написаны по-разному. Вы видите своего читателя?
Всегда. Иначе не смогла бы писать. Монографии – для академической аудитории, пьесы – для детского и молодежного театра, проза и историческое краеведение – для широкого читателя, работы по искусству – для аудитории, интересующейся искусством, имеющей определенную подготовленность. Нельзя писать такого рода книги так, как общаются в чате. У каждого автора имеется своя аудитория. Если ты не знаешь, для кого ты пишешь, никогда не обретешь своего читателя. А я очень люблю своего читателя – нынешнего, мышление которого сегодня стало, с одной стороны, фрагментарным, с другой - многоуровневым. Отсюда и жанры, в которых я работаю.
Как сделать серьезную книгу современной?
            Работать в современных жанрах, оперировать современной терминологией, писать увлекательно, не бояться художественно-ассоциативного мышления, писать так, чтобы чтение доставляло эстетическое удовольствие. А главное - писать для своего читателя, – умного, интеллектуального, любящего искусство, имеющего определенную подготовленность, не ориентируясь на лабазный сленг или язык чата. Книга должна подтягивать читателя, а не наоборот. Я знаю, для кого пишу, и очень люблю своего читателя.
            А как в вашей концепции появился Шагал? Честно говоря, приятно осознавать, что искусство молодого Израиля освящено великим Марком Шагалом – деятелем Мира и русскоязычным человеком! Как же это забылось под натиском изучения иврита и трудностями абсорбции...
Это моя давняя выстраданная идея, концепция, которая выстроилась еще в то время, когда я писала свою книгу о Шагале. («По лестнице Иакова. Марк Шагал». – М.: Элиа-Арто, 2010). Изучила кучу материалов, его текстов. Тогда я для себя решила, что если ты живешь в Израиле, любишь ты Шагала или не любишь, ты обязан его знать. В данном случае произошло чудесное совпадение: я люблю творчество Шагала.  И дело не только в том вкладе, который он внес в искусство Израиля. В нем сливается очень многое, характерное для страны Сиона. Он был светским человеком, хотя вырос в религиозной семье. Вообще религиозные темы в истории искусства ХIХ - начала ХХ века – особый пласт, а еврейская тема в живописи этого периода была очень характерной – в связи с делом Бейлиса. Причем, ее отражали многие художники, совсем не евреи, толком и не видевшие ортодоксальных евреев. Но изображение евреев, как тема, естественно всколыхнула евреев. И Шагал написал множество их портетов, особенно в годы первой мировой войны. С другой стороны, Шагал отождествлял себя со многими героями на картинах (в том числе с Христом, как символом Страдания).
Затем идишистские пословицы и поговорки, как метафоры его картин. Это то, что тематически накладывается на русскую и французскую школу. Правда, как говорит профессор Еврейского университета в Иерусалиме, директор института литературы, музыки, искусства и фольклора Академии наук Израиля Зива Амишай-Майзельс: «У Шагала есть еще и другая сторона – его русские корни, и тут, чтобы по-настоящему вникнуть в суть, нужно, конечно, знать и контекст русской культуры, и русский язык». Так к кому, если не нам, это дано прочувствовать, познать и продолжить?
На протяжении трех последних лет израильский журнал «Русское литературное эхо» печатал очень много моих материалов из книги. В прошлом году поддерживал Шагаловский фестиваль искусств Объединения профессиональных художников Израиля, участвовал в первых Шагаловских чтениях. Нынешний год редколлегия журнала объявила годом Шагала. Для Международного поэтического конкурса имени В. Добина также избрана строка из стихотворения М. Шагала. Это важно, этим мы показываем, что помним о своих корнях, это наше мировоззрение, которое мы несем миру. Это ли не поддержка концепции книги?
            Вспоминаю мультфильм советских времен, когда филателист в сказочном лесу собрал все марки мира в своем альбоме, сел на пенек и заплакал, не зная, что делать дальше. Что делать дальше?
В искусстве такой ситуации не бывает, если смотришь вперед, всегда представляешь, что делать дальше. Художников гораздо больше, чем у меня сил. Это очень хорошо, это значит, что жизнь продолжается.  Важно  правильно рассчитать силы, чтобы материал не задавил тебя.
              И все-таки, что впереди?
 Шагал и те, кто вместе со мной подтягиваются к нему.

Иерусалим.Май 2012
 
 
К разделу добавить отзыв
Мои стихи на сайте поэзии Общелит.ру и проза на Общелит.ком                                                                                  Дизайн сайта - Nelly Merlin
Права на все текстовые, фото, видео и аудио материалы принадлежат Галине Подольской. При цитировании ссылка обязательна. Другие авторы